Юридическая психология фрустрация

Предмет юридической психологии

Фрустрация

Это стойкое глубокое отрицательное эмоциональное состояние, вызванное двумя моментами:

Наличие большого желания удовлетворения потребности

Наличие препятствия, как объективного, так и субъективного

Оглавление:

Физические (лишение свободы)

Биологическое (старение, болезнь)

Социокультурные (норма права, морали)

По Селье фрустрация – это страх рухнувшей надежды.

Конструктивная – помогает научаться, человек старается достигнуть определенных результатов

Деструктивная – человек не видит альтернатив, снижается уровень внимания, мышления

Выход из фрустрации:

Изменение тактики поведения

Отказ от задуманного

В негативной фрустрации возможно:

Эмоциональное возбуждение (аффективное состояние, совершение преступлений)

Депрессивное состояние (аутоагрессия, самоубийство)

Физиологический аффект: его уголовно-правовое и психологическое значение, диагностические признаки и отличие от патологического аффекта.

физиологи́ческий аффе́кт — в уголовном праве обозначает особое эмоциональное состояние человека, представляющее собой чрезвычайно сильное кратковременное эмоциональное возбуждение, вспышку таких эмоций, как страх, гнев, ярость, отчаяние, бурно протекающая и характеризующееся внезапностью возникновения, кратковременностью протекания, значительным характером изменений сознания, нарушением волевого контроля за действиями

Страдание: определение, психодиагностические признаки, его правовая оценка.

Страдания — это чувства, эмоция человека в виде отрицательных переживаний, возникающих под воздействием травмирующих его психику событий, глубоко затрагивающих его личностные структуры, настроение, самочувствие, здоровье.

понятия: ≪психические страдания≫ (ст. 117 УК РФ), ≪нравственные страдания≫ (ст. 151, 1101 ГК РФ).

оторванным от людей; испытывает одиночество, изолированность особенно от тех, кто заботится о нем; чувствует себя неудачником, несчастным, потерпевшим поражение, неспособным к достижению прежних успехов; уныние, упадок духа, мысли о своей профессиональной некомпетентности, об утрате смысла жизни все чаще посещают его; понижается и общий физический тонус, появляются сопутствующие этому различного рода функциональные расстройства, нарушаются сон, аппетит и т. д.

В законе упоминаются две разновидности данного класса эмоций:

страдания нравственные и страдания физические.

Направленность личности, ее составные элементы: потребности, интересы, мировоззрение, нравственные идеалы, понятие психологической установки личности.

Направленность личности — психическое свойство — система потребностей-доминант, ценностей, устремлений, смыслообразующих мотивов, выражающаяся в жизненных целях человека, его установках, перспективах, намерениях, стремлениях и активной деятельности по их достижению.

Что такое темперамент, краткая характеристика основных типов, учет особенностей темперамента в правоохранительной деятельности.

Темперамент – это относительно устойчивая характеристика человека со стороны динамики, тонуса и уравновешенности его психической деятельности.

Сила нервной системы – способность выдерживать эмоциональные нагрузки

Подвижность нервных процессов – насколько быстро сменяется возбуждение на торможение и наоборот

Уравновешенность нервной системы – сила возбуждения должна быть равной силе торможения

Интересы изменчивы, оптимисты, быстрая речь и движения, хорошо сдерживает свои чувства.

Подвижность безудержная (очень быстрая смена)

Неуравновешенный (возбуждение превалирует над торможением)

Цикличность поведения, легкие на подъем, но поверхностные.

Подвижность – инертный (плохо идет переключение)

Медлительны, но энергичны, высокая работоспособность, не любят болтать, чувства не любят выражать.

Интроверт, сложно идет на контакт.

Характер, его свойства, факторы, влияющие на формирование характера.

Похожие:

Предмет психологии. Методологические, теоретические и естественно-научные основы психологии

Предмет психологии и задачи психологии. Место психологии в системе наук. Классификация отраслей психологии

Предмет психологии, история развития предмета психологии, задачи и принципы психологии. Место психологии в системе наук

Судебная психология как отрасль прикладной юридической психологии: понятие, предмет, цели, задачи, основные проблемы

Правовая психология как отрасль прикладной юридической психологии: понятие, предмет, цели, задачи, основные проблемы

Пенитенциарная психология как отрасль прикладной юридической психологии: понятие, предмет, цели, задачи, основные проблемы

Объяснить место психологии в системе наук и ее связь с педагогической наукой и практикой

Прежде чем говорить о предмете юридической техники, необходимо выяснить, что представляет собой наука вообще

Этапы развития психологии (Природа психического на разных этапах развития психологии)

Источник: http://www.userdocs.ru/psihologiya/7863/index.html?page=5

Geum.ru

7.3. Стресс, фрустрация, посттравматические стрессовые состояния; их психолого-правовая оценка

Стресс. Воздействие стресса на сознание, деятельность человека, его способность руководить своими действиями, наконец, последствия стресса — одна из наиболее актуальных проблем нашего времени, привлекающая внимание не только психологов, но и специалистов в других областях знаний, в том числе правоведов, юристов-практиков. В литературе понятия "стресс" (или "эмоциональный стресс"), "психическая напряженность" нередко употребляются как синонимы. Эти понятия характеризуют особенности психической деятельности, функционирования психики человека в сложных, экстремальных условиях. Подобными условиями деятельности могут быть как обстоятельства, связанные с совершением противоправных действий, так и сама процедура расследования, вызывающая состояние психической напряженности не только у обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, но порой и у следователя, адвоката, судьи. Состояние стресса нередко можно наблюдать и у лиц, вовлеченных в сферу разнообразных гражданско-правовых отношений.

В основе учения о стрессе лежит теория гомеостаза, т.е. относительного равновесия, постоянства состава и свойств внутренней среды организма в качестве важнейшего условия его жизнедеятельности. Это состояние динамического равновесия поддерживается путем противодействия влиянию внешних (средовых) и внутренних факторов с последующей к ним адаптацией. Вот почему то, что теперь называют стрессом, ранее определялось как общий адаптационный синдром (ОАС) — термин, введенный одним из основоположников учения о стрессе Гансом Селье ().

Надо, однако, отметить, что сам по себе термин "стресс" был предложен еще в 1914 г. американским физиологом Уолтером Кенноном ), который использовал словосочетание "большой эмоциональный стресс" в физиологическом контексте данного понятия, т.е. как "способности [адаптироваться] к воздействию возникающего напряжения на механизмы гомеостаза". И лишь с 1946 г. термин "стресс" вошел в научный обиход.

В настоящее время под стрессом понимается состояние психической напряженности, обусловленное адаптацией (приспособлением), перестройкой психики человека, его организма в целом к сложным, изменяющимся условиям его жизнедеятельности. Как подчеркивал Г. Селье, эта неспецифическая потребность организма, психики субъекта перестраиваться в новых для него условиях, осуществлять свои "приспособительные функции и тем самым восстанавливать нормальное состояние" и есть сущность стресса, выделяющая его среди других состояний напряжения.

Возникая, стресс первоначально до известных пределов мобилизует внутренние резервы психики, всего организма человека, его приспособительные возможности, волевую, физическую, познавательную активность и в силу этого является своеобразным стимулирующим фактором, положительно влияющим на эффективность жизнедеятельности. За счет этого, особенно на первых порах, обычно улучшаются показатели выполнения субъектом не только простых, но и более сложных для него задач. Именно в этом проявляется мобилизующий эффект стресса.

Однако при длительном воздействии неблагоприятных факторов, по мере истощения защитных, адаптационных резервов организма стресс может привести к противоположному (отрицательному) результату и оказать разрушительное, дезорганизующее влияние на здоровье, психику человека, нередко приводящее к их расстройству, негативно воздействуя на поведение. С этой точки зрения можно говорить о деструктивном воздействии стресса на психику, сознание, общее самочувствие человека, о тяжелой форме стресса — травматическом стрессе (дистрессе), приводящем к нарушениям адаптации и даже к психическим расстройствам личности болезненного характера, требующим вмешательства специалистов в разных областях медицины, в том числе психиатрии. Вот почему острая реакция на тяжелый стресс включена в Международную классификацию болезней (МКБ).

Сильный эмоциональный стресс обычно сопровождается эмоциями гнева (ярости), страха (ужаса), горя (страдания), тревоги, подавленности, депрессии, что внешне проявляется в мимике, жестах, речи, поведении человека (рис. 7.3).

Рис. 7.3. Типичное внешнее выражение деструктивного воздействия стресса, приводящего к депрессии — одной из причин суицидов (рисунок X. Бидструпа "Самоубийство")

Возникновение психической напряженности (стресса) часто бывает связано с необходимостью решения человеком субъективно важных и вместе с тем сложных задач, в которых для него заключен глубоко личностный смысл. Этому в значительной мере способствуют актуальные для субъекта сверхбыстрые изменения социальной обстановки, экстремальные условия деятельности: острый дефицит времени, сил и средств; неопределенность ситуации, неполная информированность о происходящих событиях; остроконфликтный выбор решения, особенно при несовместимых побуждениях; избыточная мотивация социального происхождения; завышенная самооценка субъекта при отсутствии реальных возможностей для достижения поставленной цели.

Физическими стрессорами могут быть высокие температура, радиационный фон, различного вида промышленная интоксикация, шумы и т.п. Стресс может возникать под воздействием монотонии трудового процесса, длительной изоляции, одиночества, неудачного выбора профессии, межличностных конфликтов и т.п. Сильным стрессором может явиться реально воспринимаемая человеком угроза его жизни, здоровью, благополучию, а также аналогичная угроза его родным и близким, ощущение беззащитности, физической или психической беспомощности ввиду какого-либо нападения, экологической катастрофы и т.п.

Эмоциональный стресс бывает кратковременным, насыщенным яркими аффективно окрашенными импульсивными поведенческими реакциями (в подобных случаях происходит бурное расходование человеком адаптационной энергии), и длящимся, пролонгированным, имеющим затяжной по времени характер. В последнем случае адаптационные резервы организма расходуются постепенно. Человек, его психика успевают мобилизовать свои ресурсы, "подстроиться" к уровню длительных экстремальных требований среды. Вот почему симптоматика длящегося стресса нередко напоминает начальные общие симптомы соматических, а подчас и серьезных психических расстройств.

Большое влияние на возникновение и развитие стресса оказывают психофизиологические особенности человека, адаптационные резервы его психики, в конечном итоге — порог его индивидуальной стрессоустойчивости, или, как еще говорят, уровень толерантности к стрессу.

Особый интерес в уголовно-правовом отношении представляют "факты, свидетельствующие о том, что в стрессовом состоянии у человека заметно затрудняется оценка силы угрожающего фактора, наблюдается тенденция к завышению этой оценки"1. Данную закономерность особенно необходимо учитывать при расследовании преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны; оценке суицидных поступков; поведения потерпевших по делам о преступлениях против половой неприкосновенности личности, когда есть основания полагать, что жертва могла находиться в психически беспомощном состоянии (ст. 131, 132 УК), либо преступление было совершено в отношении беззащитного или беспомощного лица (что рассматривается как обстоятельство, отягчающее наказание — п. "з" ч. 1 ст. 63 УК).

Как пишет Л. П. Конышева, "непонимание жертвой внутреннего содержания ситуации, оценка ею ситуации как безвыходной, выбор неэффективной тактики противодействия, отсутствие психологической возможности контролировать исполнительские звенья деятельности составляют психологические критерии психически беспомощного состояния". Аналогичной точки зрения придерживается и О. Д. Ситковская, которая отмечает, что "понятия беспомощности и беззащитности очень близки и вытекают из психологического понятия неспособности к эффективной защите от посягательства путем целенаправленного осознанно-волевого поведения в конкретной ситуации"3. Таким образом, все эти составляющие психически беспомощного состояния образуют особый стиль поведения, своего рода модус реагирования, названный Л. П. Конышевой способствующим (виктимным) поведением жертвы, которая благодаря сильному воздействию на ее психику стресса оставляет преступнику возможность добиваться своей цели.

Как и при решении целого ряда уголовно-правовых проблем, так и в гражданско-правовых спорах при обсуждении вопросов, например, о признании недействительности заключенной сделки "гражданином хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в "таком состоянии", когда он не был способен понимать значения своих действий" (ч. 1 ст. 177 ГК), а также под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК), может возникнуть необходимость в психологических знаниях о стрессе, чтобы разобраться в причинах того, почему субъект согласился заключить на явно невыгодных для него условиях сделку, по существу, лишившись способности прогнозировать неблагоприятные последствия своего поступка. Из-за этого в подобных случаях некоторые авторы такие соглашения называют "сделками с пороками воли".

Появление сильного стресса у потерпевшего под воздействием противоправных действий виновной стороны может свидетельствовать о его психических (ст. 117 УК), нравственных страданиях, подтверждать факт нанесения ему морального вреда (ст. 151, 1101 ГК).

Динамика развития стресса. Г. Селье выделяет три стадии (фазы) развития стресса (рис. 7.4):

1) стадия тревожности. На данной стадии под воздействием психотравмирующих факторов у субъекта возникает состояние беспокойства, тревоги, постепенно начинают перестраиваться физиологические функции организма, что проявляется в изменении частоты дыхания, пульса, повышении артериального давления и т.д. Какое-то время человек может испытывать состояние оглушенности, у него может несколько снижаться сопротивляемость организма, происходить сужение поля сознания, нарушаться устойчивость внимания. Но постепенно, с переходом во вторую стадию, начинается мобилизация его внутренних адаптационных ресурсов, защитных сил, раскрываются дополнительные резервы психики, активизируются психические познавательные процессы (восприятие, память, мышление и др.). За счет этого до известных пределов повышаются поисковая, творческая активность субъекта, эффективность его деятельности в целом;

2) стадия сопротивления. На данной стадии организм человека, его психика перестраиваются, приспосабливаются, адаптируются к новым, усложненным условиям, расходуя внутренние ресурсы. Активизируются мыслительные процессы, познавательная деятельность. Однако с течением времени после относительной стабилизации в результате продолжающегося воздействия экстремальной ситуации наступает ослабление сопротивляемости организма, снижаются качество мышления, уровень работоспособности, начинается спад, переход к заключительной стадии развития стресса;

3) стадия истощения. По словам Г. Селье, заключительная стадия характеризуется истощением "адаптационной энергии", приводящей к дезорганизации деятельности, нервно-эмоциональному срыву и может даже закончиться летальным исходом1.

Рис. 7.4. Динамика развития стресса (по Г. Селье)

Признаками, свидетельствующими о переходе стресса в завершающую стадию развития, являются: постепенное ослабление физической, волевой активности человека; ухудшение, провалы памяти; уменьшение объема внимания; сужение, ошибки восприятия; затруднения в осмыслении, понимании ситуации; замедление темпа мыслительной деятельности; нарушение процесса целеполагания, частичная утрата сложных интеллектуальных навыков, когнитивных, прогностических способностей; заторможенность при принятии решений и в то же время неадекватные реакции на изменения ситуации, иногда парадоксальным образом сочетающиеся с неоправданной спешкой, суетливостью вплоть до полного срыва целенаправленной деятельности с утратой должного самоконтроля, способности в полной мере руководить своими действиями. В этот период субъект может испытывать беспричинные раздражение, беспокойство, усталость, страх. У него нарушается сон, наблюдается потеря аппетита, появляются головные боли, возникают различного рода функциональные психосоматические расстройства, неврозы1. При этом в поведении субъекта могут отмечаться такие психические явления, как повышенная обидчивость, вспыльчивость, импульсивные реакции, неадекватные представления об отрицательном к нему отношении окружающих, сниженный самоконтроль, "уход в себя", нарушение связей с реальными условиями вплоть до полной дезорганизации поведения, социального функционирования.

Особенно негативно стресс на данной стадии развития проявляется в системе "человек — машина" (рис. 7.5). Объясняется это прежде всего тем (разумеется, с учетом психофизиологических качеств водителя), что в подобных ситуациях "происходит разрыв между требованиями, предъявляемыми к оператору в условиях НТР, и психофизиологическими свойствами человека, которые могут ока

Рис. 7.5. Человеческий фактор в действии. (рисунок X. Бидструпа)

Могло быть и хуже. Не стоит ли теперь с учетом своих "психофизиологических качеств" прекратить использовать личный транспорт и перейти на общественный?

заться недостаточными для адекватных действий в экстремальной ситуации".

На отрицательный эффект воздействия стресса в виде его крайнего разрушительного варианта, обозначенного Селье как дистресс, необходимо обращать внимание при расследовании правонарушений, совершенных субъектом в экстремальных ситуациях, когда налицо признаки, свидетельствующие о несоответствии его психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (см. ч. 2 ст. 28 УК) . Такого рода перегрузкам сопутствуют "усталость, физическое и психическое перенапряжение в результате тяжелой физической работы, длительной интеллектуальной напряженности, бессонных ночей" и др., т.е. имеет место тяжелый, пролонгированный стресс (дистресс), без учета которого невозможно объективно оценить меру виновной ответственности человека-оператора. Более того, в ряде случаев "уголовно-правовым последствием "несоответствия" между психофизиологическими возможностями человека и требованиями должного поведения в сложной ситуации (в том числе в обстановке нервно-психических перегрузок), конечно, должно являться освобождение его от уголовной ответственности в силу невозможности им осознавать значение своих действий и руководить ими" (см. ч. 2 ст. 28 УК) .

Среди других эмоционально напряженных состояний профессиональный интерес для юристов представляет фрустрация.

Жизнь современного человека полна всевозможными ограничениями и запретами. Любые препятствия на пути к достижению поставленных целей, удовлетворению значимых потребностей вызывают естественные ответные эмоциональные реакции. Эти реакции, возникающие в условиях конфликта как следствие противоречия между неудовлетворенными потребностями и существующими в обществе ограничениями и запретами, получили название фрустрации.

Существенными признаками ситуации, необходимыми для возникновения фрустрации, являются наличие сильной мотивированности к достижению цели (удовлетворению потребности) и преодолению преграды, препятствующей этому. Фрустрация — это "состояние человека, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими па пути к достижению цели или к решению задач".

По замечанию французского психолога Поля Фресса (р. 1911), фрустрация возникает каждый раз, когда физическое, социальное или даже воображаемое препятствие мешает действию, направленному па достижение цели, или прерывает его. "Фрустрация создает, таким образом, наряду с исходной мотивацией новую защитную мотивацию, направленную на преодоление возникшего препятствия". Г. Селье называл фрустрацию "стрессом рухнувшей надежды", превращающим стресс в дистресс.

Описывая фрустрацию, многие авторы наибольшее внимание уделяют лишь ее негативному влиянию на психику, сознание человека, однако это не совсем верно, поскольку фрустрация играет в поведении многих людей определенную конструктивную роль, способствуя достижению поставленной цели. Благодаря ее воздействию на психику субъекта в его мотивационной сфере нередко доминирующее значение приобретают мотивы достижения, усиливается привлекательность поставленной цели (Д. Креч, Р. Кратчфилд и др.), происходит интенсификация усилий на пути ее достижения4.

В конфликтной ситуации, когда один из ее участников находится в состоянии фрустрации, наиболее распространенными эмоциональными реакциями на действие фрустраторов могут быть: а) агрессия, направленная на преодоление возникшего препятствия; б) агрессия, в том числе в виде так называемых замещающих действий, нередко направляемых на посторонние объекты (реакция замещения по механизму "сорвать зло"); в) депрессия, сопровождаемая беспочвенными самообвинениями, которые могут перерасти в аутоагрессию с попытками самоубийства, причинения себе боли, увечий. При этом агрессивные действия могут перемещаться но ассоциации смежности на другой, близкий к первоначальному, раздражитель либо даже вообще на совершенно случайный объект. В этой закономерности нередко кроется объяснение агрессивного поведения человека, отличающегося непонятной для окружающих неадекватностью реагирования, кажущейся немотивированностью поступка, особой жестокостью (см., например, п. "и" ч. 1 ст. 63, п. "д" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 2 ст. 111 УК), объяснение причин хулиганства (ст. 213 УК), вандализма (ст. 214 УК) и т.п. (рис. 7.6.). Очевидно, что в последних двух сценариях фрустрационного поведения довольно наглядно просматриваются нарушения мотивосообразности и целесообразности.

С усилением воздействия фрустрации происходит генерализация агрессии, усиливаются расплывчатость, неуловимость ее источника, мотивов неадекватно агрессивного, деструктивного поведения человека. В подобных ситуациях действия виновного могут сопровождаться аффективно окрашенными эмоциями гнева, импульсивными, беспорядочными действиями агрессивного характера, а сама фрустрация, низкий уровень толерантности к ней могут рассматриваться как одна из причин, объясняющая агрессивное, как бы недостаточно мотивированное поведение виновного.

Известно, что проявление реакций агрессивного характера, подпитанных фрустрацией, чаще наблюдаются у психопатизированного типа лиц, недостаточно воспитанных, несдержанных в проявлении эмоций, грубых в обращении с окружающими. Напротив, депрессивные реакции при фрустрации более распространены у лиц невротического склада, тревожно-мнительных, неуверенных в себе.

Разумеется, фрустрация ни в коей мере не ставит вопрос об освобождении виновного от ответственности за со

Рис. 7.6. Довольно наглядный пример переноса агрессии в состоянии фрустрации по механизму совершения замещающих действий (рисунок X. Бидструпа)

вершенное преступление. Однако знание психологических предпосылок возникновения фрустрации помогает понять причины, побудительные силы, мотивы некоторых опасных насильственных преступлений, которые по своей жестокости могут на первый взгляд казаться "безмотивными" либо даже совершенными человеком с серьезно расстроенной психикой. Кроме того, необходимо иметь в виду, что фрустрация может являться своеобразным эмоциональным катализатором, способствующим развитию аффекта.

И наконец, нельзя не отметить, что роль и значение фрустрации в современном обществе в должной мере еще недооценены при изучении причин возникновения массовых беспорядков, различных серьезных социальных конфликтов, в которых стихийное агрессивное поведение охватывает большие группы людей, неудовлетворенных в своих насущных потребностях социального, материального и т.п. характера и в силу этого остро переживающих состояние фрустрации, сплачивающей и толкающей их на совершение массовых, групповых противоправных действий.

Посттравматические стрессовые состояния, нарушения поведения. Еще более тяжкие, отдаленные, отсроченные негативные последствия воздействия тяжелого стресса (дистресса) могут наступать, когда человек попадает в обстановку, сопряженную с острым риском для своей жизни в условиях боевых действий, стихийных бедствий (землетрясения, наводнения, пожары и т.п.), связанных с массовой гибелью людей в результате экологических, техногенных катастроф, террористических актов, криминального насилия, сопровождающихся интенсивным паническим страхом, переживаемым ужасом, состоянием беспомощности. В подобных ситуациях, выходящих за пределы обычного человеческого опыта, угрожающих жизни, здоровью человека, такой стресс оказывает сильное, пролонгированное, далеко выходящее за пределы стрессогениой ситуации психотравмирующее воздействие на людей, их здоровье, психику, настроение. За эту особенность его называют посттравматическим стрессом (ПТС), приводящим к острой психической дезадаптации, травме и даже к расстройствам личности и поведения1. В психологии рассматриваемое явление определяют как посттравматическое стрессовое состояние (ПТСС), или посттравматические стрессовые нарушения2.

В зависимости от характера, глубины воздействия психической травмы, индивидуально-психологических особенностей личности, ее индивидуального "барьера психической адаптации" (Ю. А. Александровский) ПТСС может приводить и к более серьезным последствиям в виде болезненного расстройства психики. Такое состояние определяют как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) личности и поведения человека (МКБ-10: Класс V, Р43.1)1. Отличия между ПТСС и ПТСР во многом зависят от степени выраженности нарушений адаптации человека к происходящим событиям, его поведения, "социального функционирования" (Р43). Подобные посттравматические стрессовые нарушения (состояния, расстройства психики) относятся к так называемым пограничным состояниям, при диагностике которых требуется комплексный подход со стороны не только психологов, но и психиатров. Это особенно важно иметь в виду, когда решаются вопросы, связанные с оценкой личности субъектов уголовного (гражданского) судопроизводства, что неизбежно приводит к необходимости назначения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ).

Современные представления о подобного рода нарушениях, расстройствах психики, поведения как о самостоятельном посттравматическом стрессовом синдроме начали складываться в конце 1970-х гг., когда в США был накоплен достаточно обширный материал об особом типе отсроченных психических нарушений, которые наблюдались у лиц, ранее находившихся под воздействием событий острого стрессогенного характера, у тех, кто был непосредственным участником (комбатантом) боевых действий во Вьетнаме. Отсроченные реакции на тяжелый боевой стресс приводили таких лиц к конфликтам с обществом и законом уже в мирное время, причем ощущение несправедливости войны еще более усугубляло ее отдаленное негативное воздействие. По данным американских криминологов, треть заключенных, отбывавших уголовные наказания за совершение тяжких преступлений против жизни и здоровья, были ветеранами войны во Вьетнаме, многие из которых побывали в плену (рис. 7.7).

В эти годы в литературе стали появляться выражения "боевая усталость", "военный стресс", "стресс комбатантов", "хронический боевой стресс", "вьетнамский синдром", "синдром участников войны" и т.п.2

Рис. 7.7. "Вьетнамский синдром". (X. Бидструп, из серии рисунков о войне во Вьетнаме)

Цена такой "победы", помимо гибели огромного количества людей, — посттравматические стрессовые расстройства психики на долгие годы у тех, кто остался в живых.

В 1980 г. разновидности последствий, по существу, одного и того же происхождения были объединены в группу с описанием диагностических критериев симптомов, получивших общее название синдрома посттравматических стрессовых нарушений — PTSD (Post-traumatic stress disorder), ведущего к дезадаптивным формам поведения человека, побывавшего на войне, в мирное время. Особенно обращала на себя внимание отсроченность реагирования таких лиц на пережитый ими дистресс в боевой обстановке, возникновения у них PTSD-синдрома1. В последующем с расстройствами социально адаптивного поведения у людей, переживших такого рода катаклизмы, столкнулись и отечественные специалисты, обследовавшие участников боевых действий в различных "горячих точках" бывшего СССР, в Афганистане, на Кавказе.

Другая особенность такого посттравматического стресса заключается в том, что психические нарушения от него возникают в экстремальных условиях, охватывая большое число людей, когда их жизнь, здоровье и благополучие подвергаются серьезной, нередко смертельной, опасности вследствие воздействия многочисленных, внезапно действующих на них запредельных по силе психотравмирующих факторов. Однако ни с одним из экстраординарных событий, происходящих в мирных условиях, несопоставим психологический аспект боевого стресса, когда происходит массовое истребление одних людей другими.

Рассмотрим подробнее некоторые из таких экстремальных стрессовых состояний психики.

1. Посттравматические стрессовые состояния комбатантов.

На одном из первых мест по актуальности в контексте решения уголовно-правовых вопросов при расследовании насильственных преступлений стоит так называемый стресс комбатантов, или, как его еще называют, боевой стресс участников вооруженных конфликтов. Знание психологических закономерностей данного явления помогает лучше понять причины, мотивы преступления, совершенного в мирной обстановке субъектом, продолжающим переживать этот стресс; оценить, в какой мере он (не) мог осознавать фактический характер, общественную опасность своих действий или руководить ими, т.е. в процессе судопроизводства оценить, насколько подсудимый был способен на фоне ПТСС (ПТСР) не допустить общественно-опасные последствия совершенных им противоправных действий. Таким образом, по существу, речь идет об оценке содержания наряду с медицинским психологического критерия в случае необходимости применения ст. 21 или 22 УК.

По данным специалистов, в 93% совершенных комбатантами преступлений их противоправные действия были связаны с агрессией против жизни и здоровья потерпевших. Совершаемые ими действия отличались непредсказуемостью, импульсивностью, брутальностью, неадекватностью агрессии с высвобождением автоматизированных боевых навыков, нарушениями сознания, различными по глубине и содержанию. В результате спутанности, суженности ноля сознания, нарушений в сфере адекватного осмысления происходящих событий реальная ситуация теперь уже в мирной обстановке переоценивалась ими в сторону избыточно угрожающей. При этом в их сознании оживали следы прошлого боевого опыта, возникали навеянные им навязчивые представления, ассоциации, фантазии. Утрачивался реальный прогноз развития происходящих событий. Нарушалась критическая оценка собственных действий в виде "малоосознаваемых профессионально сформированных динамических стереотипов" с доминированием в них чисто операционального компонента в структуре их деятельности, чаще соответствующего уровню совершения отдельных действий или заранее сформированных операций2. Их восприятие, особенно смыслового содержания конфликтной ситуации, отличалось неадекватностью, фрагментарностью, иллюзорно-галлюцинаторным характером. У таких лиц при возникновении реальной или субъективно воспринимаемой ими угрозы для жизни, "на высоте эмоционального напряжения происходила практически автоматическая актуализация профессионально сформированных стереотипов, зачастую без предшествующего включения звена осознания, опосредования, критической оценки всех параметров конфликтной ситуации. При этом их активность теряла мотивосообразность и побуждалась аффективно обусловленной целью", направленной на нейтрализацию и обезвреживание "противника"1.

Нередко развитию конфликта по такому сценарию способствовали так называемые флешбэк-эффекты — внезапные, непроизвольные, без видимых причин, подобно вспышке возникающие в сознании патологически достоверные яркие образы с полным ощущением реальности ранее пережитых и травмировавших психику событий.

Для данного вида посттравматического стресса характерны и другие признаки: он более продолжителен, носит кумулятивный характер. Лица в таком состоянии стремятся избегать воспоминаний о пережитом, нередко утрачивают интерес к прежним занятиям, проявляют тревожную настороженность, окружающую обстановку воспринимают как потенциально опасную, враждебную. Они готовы к импульсивному, агрессивному реагированию даже на незначительные угрожающие стимулы (И. А. Кудрявцев, Н. А. Ратинова). Отсюда экстремальный стиль реагирования с ярко выраженными агресивно-доминантными тенденциями в их поведении. В их сознании снижается ценность человеческой жизни, поскольку разрушается "психологический барьер перед лишением человека жизни", происходит "девальвация ценности как собственной жизни, так и жизни другого, ослабляется страх смерти", "личная ответственность за социальные последствия совершаемых действий"4. Ослабляется или вовсе утрачивается всякая интеллектуальная переработка возникшей конфликтной ситуации, резко сужается диапазон разумных, доступных способов реагирования в ней. Возрастает роль фрустрирующих факторов, играющих роль своеобразного катализатора, в основе которых лежат искаженные представления о долге, чести, справедливости, взаимной выручке и т.д. Дезорганизуется поведение, в ходе которого происходят "наложение на актуальную конфликтную ситуацию профессиональных стереотипов агрессивного реагирования", "утрата мотивосообразности, формирование ситуативно обусловленной аффективно насыщенной цели без этапа планирования и оценки внешних условий, нарушение произвольной саморегуляции". И все это сопровождается внешне наблюдаемыми признаками расстройства вегетативной нервной системы.

В последующем у таких лиц возникали устойчивые состояния страха. Они становились замкнутыми, подозрительными, чувствовали себя обманутыми, преданными, испытывали обостренное чувство вины за погибших, униженности, страдали от бессонницы, ночных кошмаров, связанных с пережитым. Парадоксально, но сама повседневная мирная жизнь после выхода из зоны боевых действий становилась для таких людей стрессогенной. Поэтому они выглядели раздражительными, становились "трудными" для окружающих, демонстрировали неустойчивое, депрессивное настроение, подавленность, усталость.

Все сказанное выше объясняет часто возникающее непонимание со стороны окружающих, представителей правоохранительных органов причин конфликтных форм реагирования, проявляющихся у комбатантов в мирной обстановке, на фоне общего внешнего благополучия окружающей их жизни, по малозначительным поводам, тем более по прошествии достаточно продолжительного времени с момента выхода их из зоны боевых действий.

Минимальный срок проявления посттравматических стрессовых нарушений у комбатантов составляет не менее месяца3. В то же время при острых формах сроки возникновения ПТСС (ПТСР) после психической травмы могут находиться в пределах шести месяцев, а при отсроченных формах боевых стрессовых расстройств под воздействием каких-либо ассоциативных связей — спустя полгода и более1.

2. Синдром травмы изнасилования.

Одной из разновидностей ПТСС (ПТСР) может быть острое стрессовое расстройство психики, переживаемое потерпевшими в результате изнасилования, получившее название синдрома травмы изнасилования. Согласно МКБ-10 данное состояние определяется как острая реакция на стресс, которое сопровождается оглушенностью, аффективно окрашенным истерически суженным сознанием, восприятием, снижением внимания, частичной или полной амнезией, острыми аффективно окрашенными реакциями с нарастанием эмоционального напряжения, страха, растерянности, концентрацией внимания на узком круге психотравмирующих переживаний, вазовегетативными проявлениями, психомоторной заторможенностью (Т. П. Печерникова, Б. В. Шостакович). Синдром травмы изнасилования в своем развитии проходит три этапа3.

Первый (аффективный) этап соответствует времени взаимодействия потерпевшей с преступником и характеризуется ярко выраженным нарастанием эмоционального напряжения, страхом, растерянностью, аффективно суженным сознанием с концентрацией внимания на узком круге психотравмирующих переживаний. У одних это состояние сопровождается психомоторной заторможенностью вплоть до полной неспособности оказывать какое-либо сопротивление, у других — двигательным возбуждением и даже "совершением действий, опасных для жизни, которые в ряде случаев можно расценить как "аффективное суицидальное поведение" (по А. Е. Личко).

Отмеченные признаки нарушений "личностного функционирования" потерпевшей имеют значение для правильной квалификации действий виновного, совершившего изнасилование "с использованием беспомощного состояния потерпевшей" (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК).

Второй (адаптационный, эмоционально-когнитивный) этап продолжается нескольких дней. Он насыщен активной мыслительной переработкой происшедшего события, негативными эмоциями, глубокими переживаниями чувства унижения, страха, подавленности, обиды, нравственными страданиями, приобретающими доминирующее положение в сознании потерпевшей. Эти переживания могут приводить к срыву "адаптационного барьера психики" (А. Ю. Александровский), формированию всеохватывающей пессимистической оценки своего будущего, крушению значимых для потерпевшей идеалов и жизненных планов, появлению состояния фрустрации, насыщенного мотивами суицидального характера. Эти переживания могут еще более усугубляться вынужденной необходимостью сообщать о происшедшем родным, сотрудникам правоохранительных органов, необходимостью подвергаться судебно-медицинскому освидетельствованию, экспертизе.

Третий (невротический) этап но времени совпадает с расследованием преступления, рассмотрением дела в суде, что само по себе также становится дополнительным психотравмирующим фактором, который еще более усугубляется нетактичным поведением окружающих, всевозможного рода угрозами, уговорами забрать заявление о возбуждении уголовного дела в отношении виновного в изнасиловании со стороны заинтересованных лиц. Все это становится еще более травмирующим фактором, чем само насилие, приводит к развитию депрессивного состояния, декомпенсации "имевшейся ранее психической патологии с заострением характерологических особенностей и появлением неврозоподобных расстройств", обостряет хронические психические заболевания. В этот период снижается работоспособность, наблюдаются повышенная истощаемость, вялость, апатия, замкнутость, нарушается сон, возможны суицидальные попытки. Как отмечается специалистами, длительная депрессивная симптоматика у потерпевших по делам данной категории, связанная с происшедшим насилием, может обнаруживаться через 12 месяцев и более.

3. Посттравматические стрессовые состояния у пострадавших в чрезвычайных ситуациях (ЧС).

К особой разновидности посттравматических стрессовых нарушений относятся ПТСС, ПТС (ПТСР), возникающие в обстановке экологических, техногенных катастроф. Так, ПТСС, ПТС (ПТСР) в условиях радиационного заражения (например, на Чернобыльской АЭС) в отличие от боевого стресса (при множестве общих симптомов) имеет свои особенности, одной из которых является отсутствие сенсорности восприятия опасности, вследствие чего пострадавшие лишаются возможности контролировать ее, приспосабливаться к ней, принимать адекватные меры безопасности. Психической травме в этих неопределенных условиях когнитивного диссонанса способствует в качестве травматического и информационный фактор, роль которого "может выполнять как объективная информация о степени радиационного поражения, так и ее дефицит".

Кратко остановимся на этапах развития ПТСС (ПТСР) в ситуациях техногенного характера.

Первый, наиболее острый период характеризуется внезапно возникшей угрозой жизни и здоровью людей. Он продолжается с момента воздействия угрожающего фактора до начала выхода из опасной ситуации. В этот период у человека особенно остро проявляется инстинкт самосохранения, развиваются острые психогенные реакции, основу которых составляют тревожное напряжение и страх различной интенсивности, возникают психогенные реакции психотического (реактивные состояния) и непсихотического характера в виде различного рода вегетативных расстройств, невротических проявлений, декомпенсаций, заострения тех или иных личностных акцентуаций характера.

Например, вот как описывает свое состояние один из участников Чернобыльской трагедии, когда началась авария на атомном энергоблоке:

"В момент нажатия кнопки АЗ-5 (аварийная защита) пугающе вспыхнула Яркая подсветка шкал сельсинов — указателей. Даже у самых опытных и хладнокровных операторов в такие секунды сжимается сердце. в первый миг — онемение, в груди псе обрушивается лавиной, обдает холодной волной невольного страха прежде всего от того, что застигнут врасплох и вначале не знаешь, что делать, пока стрелки самописцев и показывающих приборов разбегаются в разные стороны, а твои глаза разбегаются вслед за ними, когда не ясна еще причина и закономерность аварийного режима, когда одновременно (опять же невольно) думается где-то в глубине, третьим планом, об ответственности и последствиях случившегося" .

Некоторые люди при внезапном возникновении жизнеопасных ситуаций ощущают оглушенность, испытывают ужас, утрату тактильной чувствительности, испытывают нереальность происходящего, как будто время застыло, остановилось сердце, появилось ощущение парализованности. Парадоксальным образом ощущается отсутствие эмоций, своеобразное эмоциональное "замораживание", либо, напротив, их охватывает эйфория. Головокружение, сильный шум в ушах, тошнота, потемнение в глазах, сильная усталость — вот далеко не полный перечень ощущений в первый, начальный период развития стрессогенной ситуации. В этот же период может возникать паника, которая еще более усиливает данное состояние.

Второй период — начало развертывания спасательных работ. Это своего рода "нормальная жизнь" в экстремальных условиях. В данный период наибольшее значение приобретают индивидуально-психологические особенности личности пострадавших, а также влияние на их состояние новых стрессогенных факторов, таких как гибель родных и близких, потеря жилья, имущества и т.п., что еще более усиливает переживаемые страдания.

Третий период определяется началом эвакуации пострадавших в безопасные районы. С этого времени начинается сложная эмоциональная, когнитивная переработка происшедших событий, их последствий. Сознание, психика пострадавших дополнительно травмируются еще и резким изменением привычных для них жизненных стереотипов, круга общения — эти факторы дополнительно способствуют формированию у пострадавших относительно устойчивых психогенных расстройств. С одной стороны, наблюдается соматизация различных невротических проявлений, с другой стороны, обнаруживаются невротизация, психопатизация, обусловленные осознанием полученных повреждений, различного рода травм, облучения, соматических заболеваний, утрат, а также возникающими трудностями жизни в новых условиях. Появляются интенсивные сдвиги в функциональной активности вегетативной нервной системы в виде колебаний артериального давления, лабильности пульса, озноба, головной боли, вестибулярных нарушений, желудочно-кишечных расстройств и т.п. При этом, как отмечают специалисты, динамика указанных расстройств во многом зависит от решения социальных проблем, в которые оказываются вовлечены пострадавшие.

В этот наиболее продолжительный период у лиц с посттравматическими стрессовыми нарушениями особенно остро проявляются признаки социальной дезадаптации, расстройства социального функционирования. Такие люди стараются избегать всего того, что может напоминать им о пережитом. Они замыкаются в себе, стремятся к уединению, испытывают чувство отчужденности, отстраненности от окружающих, ощущения "укороченности" будущего, "отсутствия завтрашнего дня".

При возникновении различных недомоганий, случайных известий о заболеваниях, смерти тех, с кем приходилось находиться в зоне чрезвычайной ситуации (ЧС), непроизвольно всплывают воспоминания о происшедших событиях. Под влиянием этих причин возникают вторичные стрессогенные факторы, которые еще более усугубляют психическое состояние, настроение, расстраивают поведение пережившего ЧС человека, отражаясь на его личной, семейной жизни, приводя к стойким изменениям личности с сопутствующими этому устойчивыми признаками в виде постоянного недоверчивого, враждебного отношения к окружающим, социальной отгороженности, отчужденности, ощущения опустошенности и безнадежности своего положения на протяжении как минимум двух и более лет после ЧС (МКБ-10: Класс V, Р62.0).

По малейшему поводу, под влиянием каких-то звуков, случайно оброненных кем-то слов у таких лиц могут возникать ассоциативные связи с пережитым, обостренное чувство беспомощности; неадекватные гипертрофированные реакции; аффективные вспышки гнева, приводящие к конфликтам с окружающими. Другими словами, происходит внезапное, нередко без каких-либо видимых причин, "воскрешение в памяти с патологической достоверностью и полным ощущением реальности травматического события или его эпизодов". Тяжелая депрессия, в которой находится человек под влиянием пережитого, иногда может приводить к самоубийству.

4. Состояние глубокой депрессии также можно отнести к рассмотренной выше группе психических явлений.

Такая депрессия, длительно переживаемая людьми, подвергшимися криминальному насилию (особенно несовершеннолетними), потерявшими работу, утратившими прежние социальные связи, переживающими стресс, вызванный угрожающими жизни заболеваниями, может способствовать появлению у них различных форм дезадаптивного поведения, подталкивать к алкоголизму, самоубийству.

Имея в виду столь сильное воздействие указанных психических состояний, стрессогенных факторов на психику человека, законодатель предоставил возможность судам с учетом обстоятельств дела, "личности виновного" оценивать состояние психической напряженности (стресс), ПТСС в качестве обстоятельств, смягчающих наказание виновному (ч. 2 ст. 61 УК), а также учитывать данные состояния при решении вопроса о помиловании, смягчении наказания (ст. 175 УИК).

Переживаниям человеком ПТСС (ПТСР) неизбежно сопутствуют психические, нравственные страдания, что, безусловно, дает ему право на компенсацию морального вреда (ст. 151, 1101 ГК).

Источник: http://geum.ru/kurs/stress_frustratsiya_posttravmaticheskie_stressovye_sostoyaniya_psihologo-pravovaya_otsenka.php

Юридическая психология фрустрация

Тема 5. ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ, ИМЕЮЩИЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ И ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ В СУДЕ

Понятие психических состояний. Психические состояния – это настройка организма на определенный режим работы, сохраняющаяся на относительно длительном промежутке времени. По сути это процессы, пролонгированные во времени. Они выполняют функцию настройки системы психики и организма к выполнению какой-либо деятельности.

Особый интерес представляют эмоциональные состояния. Эмоциональные состояния налаживают общий фон психической деятельности, нередко самым радикальным образом изменяя его, поэтому в практике борьбы с преступностью при решении вопросов, связанных с привлечением к уголовной ответственности, назначением наказания, изучением мотивационной сферы личности субъекта, необходимо учитывать состояние, в котором находился человек. В отдельные статьи закона были вынесены преступления, совершенные в особом психическом состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, или аффекта (ст. 107, 113 УК РФ). Необычное состояние психики виновного в момент совершения им преступления в некоторых случаях может учитываться судом в качестве смягчающего обстоятельства, закон не запрещает этого (ст. 61 УК РФ). При разрешении гражданско-правовых споров в ряде случаев следует также оценивать влияние различных эмоциональных состояний на поведение сторон в некоторых конфликтных ситуациях.

Разновидности психических состояний. В рамках юридической психологии особо важное значение имеют следующие психические состояния: тревога, страх, стресс, фрустрация, опьянение, аффект.

Тревога – состояние психической напряженности, вызванное рядом факторов, которые не осознаются человеком. Состояние тревоги сообщает об опасности, источник которой не определен.

Признаками тревожного состояния являются изменения стратегий поведения, моторики движений, мимики, речи, функционирования внутренних органов, частоты сердечных сокращений, артериального давления, ритма дыхания, интенсивности потоотделения, нарушения режима сна и бодрствования. Состояние повышенной тревожности, неопределенности отрицательно влияет на критическое осмысление сложившейся ситуации, лишает участника правоотношений возможности обдумать ситуацию и сознательно принять решение.

Пережитое состояние тревоги возможно учитывать при рассмотрении ряда уголовных и гражданских дел. Это состояние принимают во внимание в уголовном судопроизводстве при оценке психического состояния виновного в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (см., например, п. «е» ч. 1, ч. 2 ст. 61 УК РФ), при расследовании уголовных дел, связанных с самоубийствами, а также при разрешении гражданско-правовых споров, связанных с компенсацией морального вреда гражданину, перенесшему нравственные и физические страдания (ст. 151, 1101 ГК РФ).

Состояние тревоги служит фактором, вызывающим страдания у потерпевшего, в связи с чем следует обратить внимание на содержание ст. 117 УК РФ, предусматривающей уголовное наказание за истязание. Одним из составных элементов истязаний закон признает психические страдания, которые могут быть обусловлены состоянием тревоги, являющейся следствием различных насильственных действий, в том числе и психического характера, например в виде угроз физической расправы, похищения близких. Поэтому установление факта, что потерпевший в результате этих действий подсудимого пережил состояние сильной тревоги, послужившей причиной его психических страданий, может служить одним из доказательств виновности последнего по ст. 117 УК РФ.

Состояние тревожности может быть определено как по чисто внешним, поведенческим признакам, так и при помощи специального психологического инструментария – психологических тестов.

Близким по психологическому содержанию является состояние страха. Страх – состояние психической напряженности, сигнализирующее о неизбежно надвигающейся опасности, причем эта опасность осознается человеком и может быть четко определена.

Состояние страха, как и состояние тревоги, во многом связано с индивидуальными особенностями человека: наследственностью и типом нервной системы, приобретенными в процессе жизни, начиная с раннего детского возраста, чертами характера, а также возрастом. Иными словами, подверженность эмоции страха индивидуальна – одни люди больше склонны испытывать это чувство, другие – меньше.

Но есть и объективные причины, способные вызывать подобное состояние. Одной из распространенных причин, вызывающих у человека страх, является также физическая боль и прогнозируемые в связи с ней негативные последствия для его жизни, здоровья. Боль может вызывать физические страдания, которые в еще большей степени усугубляются страхом.

Внешними, поведенческими проявлениями, своего рода индикаторами сильного страха являются: испуганное выражение лица, напряжение мышц, скованность движений и двигательные расстройства, нарушения поведения и совершение бесцельных, панических, малоэффективных действий. Субъективные переживания страха могут выражаться в расстройстве познавательных процессов: снижении уровня и остроты восприятия, искажении оценки расстояния между предметами, их размеров и формы, нарушении мышления, которое становится более узким по объему и более ригидным по содержанию, памяти – воспоминания о пережитом становятся фрагментарными, отрывочными. Сознание носит суженный характер, в результате чего пострадавшие испытывают растерянность, ощущают оглушенность, не понимают до конца, что происходит. Некоторые люди в состоянии сильного страха ощущают тошноту, головокружение, частые позывы к мочеиспусканию, теряют сознание.

Установление состояния страха у потерпевшего играет роль при рассмотрении в суде уголовных дел о преступлениях, содержащих угрозу, запугивание, при разрешении гражданско-правовых споров о признании недействительности сделок, совершенных под влиянием угрозы, заблуждения, когда лицо не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Доказательством при рассмотрении дела может явиться факт того, что потерпевший или гражданский истец действительно пережил состояние страха.

Состояние страха, пережитое человеком, возможно учитывать при решении вопросов, связанных с компенсацией морального вреда гражданину, оценкой степени физических и нравственных страданий (ст. 151, 1101 ГК РФ). В необходимых случаях установление с помощью судебной психологической экспертизы факта, что пострадавший пережил эмоции страха, равно как и состояние сильной тревоги, может быть признано в качестве доказательства причинения ему нравственных страданий.

Определение состояния страха имеет немаловажное значение при расследовании преступлений против жизни и здоровья граждан в ходе доказывания неосторожной формы вины, внезапно возникшего сильного душевного волнения, или аффекта, или иного временного особого состояния психики в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Особой разновидностью страха на уровне пограничных состояний психики, неврозов, психозов являются фобии – навязчивый страх мнимой угрозы. В случае же полной утраты критического отношения к подобного рода страхам, понимания их неадекватности сложившейся ситуации и неразумности своих опасений речь уже может идти о том, что у субъекта проявляются признаки бреда, причиной которого обычно служит более серьезное расстройство или заболевание психики.

Стресс – состояние длительно переживаемой эмоции тревоги или страха, приводящее к сильному психическому напряжению и в результате к перестройке всех психических и физических систем. Эти понятия характеризуют особенности психической деятельности, функционирования психики человека в сложных, экстремальных условиях. Экстремальные условия требуют качественно другого режима работы всех систем организма, поэтому стресс рассматривается как адаптивный, приспосабливающий психофизиологический механизм. Такими условиями могут быть как обстоятельства, связанные с совершением противоправных действий, так и сама процедура расследования, вызывающая состояние психической напряженности не только у обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, но порой и у следователя, прокурора, адвоката, судьи.

Стресс может возникать под воздействием монотонности трудового процесса, длительной изоляции, одиночества, межличностных конфликтов, реально воспринимаемой человеком угрозы его жизни, здоровью, благополучию, а также аналогичной угрозы его родным и близким. Физическими стрессорами могут быть высокие температуры, различного вида промышленные интоксикации, шумы.

Отличительной чертой стресса является то, что его признаки можно определить не только психологическими, но и психофизиологическими средствами, – под действием стрессобразующих факторов в организме вырабатываются «гормоны стресса», которые попадают в кровь и могут быть выявлены биохимическим путем.

Возникая, стресс первоначально мобилизует внутренние резервы психики, всего организма человека, его приспособительные возможности, волевую, познавательную активность. За счет этого улучшаются показатели выполнения субъектом не только простых, но и более сложных задач. Именно в этом проявляется мобилизующий эффект стресса. Однако при длительном воздействии неблагоприятных факторов защитные, адаптационные ресурсы организма истощаются. Затяжной стресс приводит к отрицательному результату – оказывает разрушительное влияние на организм и психику.

Состояние стресса необходимо учитывать при рассмотрении гражданско-правовых споров о признании недействительности заключенной сделки. Законом оговорен случай заключения сделки «. гражданином хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий. » (п. 1 ст. 177 ГК РФ), а также под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ). В данной ситуации может возникнуть необходимость в психологических знаниях о стрессе, чтобы разобраться в причинах того, почему субъект согласился заключить на явно невыгодных для него условиях сделку, лишившись способности прогнозировать неблагоприятные последствия этого.

При оценке суицидных поступков, поведения потерпевших по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности, когда есть основания полагать, что потерпевшая могла находиться в психически беспомощном состоянии (ст. 131, 132 УК РФ), необходимо учитывать тот факт, что в стрессовом состоянии у человека заметно затрудняется оценка силы угрожающего фактора. Об этом состоянии необходимо также помнить при расследовании преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны, и производственных катастроф, связанных с деятельностью человека-оператора в экстремальных условиях.

Посттравматические стрессовые расстройства. К особому виду стрессовых расстройств относятся так называемые посттравматические стрессовые расстройства. Их характерная особенность состоит в том, что они возникают в экстремальных условиях, охватывая большое число людей, когда их жизнь, здоровье и благополучие подвергаются серьезной, нередко смертельной опасности вследствие воздействия на них ряда психотравмирующих факторов, причем люди не могут избежать травмирующей ситуации и продолжают находиться в ней длительное время.

Посттравматические стрессовые расстройства могут быть вызваны факторами внешнего воздействия, выходящими за пределы привычного человеческого опыта: природными катаклизмами, экологическими катастрофами, боевыми действиями, вооруженными нападениями, терактами, они могут быть спровоцированы воздействием ионизирующей радиации, отравляющих веществ. Психологические расстройства, возникающие в данных условиях, имеют глубинный характер и способны сохраняться в течение очень длительного времени, а порой и откладывают на личность пожизненный отпечаток.

Совокупность изменений, происходящих в описанных условиях, носит название посттравматического стрессового синдрома. Его отличительными чертами являются переживание людьми состояний тревоги и страха, депрессивное состояние, апатия, подавленность, порой сменяющиеся приступами ярости; после выхода из травмирующей ситуации могут сохраниться необоснованная боязнь преследования, депрессия, страх.

Еще одним из состояний, имеющих значение для рассмотрения гражданских и уголовных дел, является фрустрация (от лат. frustration – провал, неудача, срыв) – особое психическое состояние, вызванное невозможностью достичь желаемого в силу объективно непреодолимых обстоятельств или обстоятельств, субъективно воспринимаемых как непреодолимые. Это состояние также называют «стрессом рухнувшей надежды».

Описываемая реакция возникает в условиях конфликта как следствие противоречия между неудовлетворенными желаниями и существующими ограничениями, причем ограничения могут носить как внешний (запреты, пространственное или временное ограничение), так и внутренний характер (противоречия между желанием или способом достижения цели и морально-нравственными нормами человека). Это состояние по сути есть результат постановки перед человеком нерешаемой либо двойственной, противоречивой задачи, ситуации, в которой в любом случае придется чем-то пожертвовать.

Реакция человека на фрустрирующую ситуацию может проявляться различным образом, но это состояние сильно изменяет остальные чувства, способы поведения, ход мыслей человека. В эксперименте была искусственно создана ситуация, позволившая смоделировать это состояние. Группе испытуемых была предложена нерешаемая задача, и они были замотивированы на ее обязательное решение. Задача состояла в том, что испытуемые должны были без помощи каких-либо подручных средств достать удаленный от них на значительное расстояние предмет, не переступая меловой черты, нарисованной на полу лаборатории. Реакции на эту фрустрирующую ситуацию были самыми разнообразными, что позволило выделить несколько ведущих типов: бегство – испытуемые отказывались решать задачу, не предпринимали никаких действий, проявляли апатию, отказывались обсуждать пути решения; агрессия – испытуемые злились, ругались, срывали зло на экспериментаторе и других участниках эксперимента; фантасмагории решения – испытуемые предлагали фантастические пути решения задачи, не могущие быть воплощенными в реальность; признание собственной некомпетентности – испытуемые отказывались от дальнейшего участия в эксперименте, ссылаясь на отсутствие знаний и сил.

В реальных условиях ситуация фрустрации дестабилизирует психическую деятельность, что проявляется в нарушениях координации усилий, направленных на достижение цели, в когнитивной ограниченности, из-за которой субъект не видит альтернативных путей решения задачи, невозможности отложить свои планы и переключиться на другую задачу, эмоциональном возбуждении, аффективно окрашенных агрессивных действиях и частичной утрате контроля над собой и ситуацией.

В ситуациях, порождающих фрустрацию, типичными эмоциональными реакциями являются: агрессия, в том числе в виде так называемых замещающих действий, т. е. действий, направляемых на посторонние объекты; депрессия, сопровождаемая беспочвенными самообвинениями, которые могут перерасти в аутоагрессию с попытками самоубийства, причинения себе боли, увечий. При этом агрессивные действия могут перемещаться на другой, близкий к первоначальному раздражитель либо даже на случайный объект. Именно здесь следует искать ключ к разгадке агрессивного поведения человека, отличающегося непонятной для окружающих с точки зрения здравого смысла неадекватностью, немотивированностью.

Индивидуальная толерантность, устойчивость к фрустрации в значительной степени зависит от характера человека. Реакции агрессивного характера, связанные с фрустрацией, чаще наблюдаются у людей, не сдержанных в проявлении эмоций, с недостатком развития воли, психически неустойчивых.

Депрессивные реакции при фрустрации более распространены у лиц невротического склада, неуверенных в себе, тревожных и мнительных по складу своего характера. Деструктивное воздействие фрустрации на поведение может усугубляться употреблением алкоголя.

С усилением фрустрации усиливается агрессия. В подобных ситуациях действия виновного могут сопровождаться аффективно окрашенными эмоциями гнева, импульсивными, беспорядочными действиями агрессивного характера. Фрустрация может рассматриваться как одна из причин, объясняющая агрессивное поведение виновного.

Фрустрация не является поводом к освобождению виновного от ответственности за совершенное преступление, но может рассматриваться как смягчающее обстоятельство, когда фрустрирующие условия были созданы неправомерными действиями потерпевшего. Законодатель предоставил судам такую возможность (ч. 2 ст. 61 УК РФ). В ряде случаев знание психологических предпосылок возникновения фрустрации помогает понять причины, побудительные силы, скрытые мотивы некоторых опасных насильственных преступлений против личности, которые по своей жестокости на первый взгляд могут показаться безмотивными.

Состояние алкогольного или наркотического опьянения характеризуется нарушениями сознательной, мыслительной, двигательной деятельности, а также памяти, речи, восприятия. Состояние опьянения практически непредсказуемо – то, каким образом химическое вещество повлияет на психическую деятельность человека, является одним из неразрешимых вопросов психофизиологии. Наиболее непредсказуемо эмоциональное состояние лиц, употребивших алкоголь или наркотики: у них может развиться самый широкий спектр состояний – от депрессии до эйфории, от апатии до агрессии.

Аффект – это стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера, который может вызвать не подчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии. Понятие аффекта наряду с понятием внезапно возникшего сильного душевного волнения введено законодателем в правовые нормы, предусматривающие уголовную ответственность за убийство и нанесение тяжких и средней тяжести телесных повреждений, чтобы дифференцировать эти деяния от умышленно совершенных (ст. 107, 113 УК РФ).

Аффект – одно из эмоциональных состояний, на которое давно обращено внимание юристов. Именно аффекты по преимуществу связаны с шоками – потрясениями, выражающимися в дезорганизации деятельности. Аффект может являться следствием эмоционального срыва как результата длительного воздействия состояния эмоциональной напряженности, тревоги, стресса, страха, фрустрации. Он развивается в критических условиях, при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, травмирующих, чаще всего неожиданно сложившихся ситуаций. Отметим, что законодатель делает акцент на провоцирующей стороне деятельности потерпевшего, когда его противоправные действия приводят к совершению убийства или нанесению жертве тяжких телесных повреждений.

Аффект является психическим состоянием, временно дезорганизующим психическую деятельность индивида, в результате чего он оказывается временно невменяемым или ограниченно вменяемым. Дезорганизующая роль аффекта может отражаться на работе сознания, мышления, памяти, речи, моторики движений – на всех основных психических процессах и образованиях.

Одно из функциональных проявлений аффекта заключается в том, что он навязывает субъекту стереотипные действия, представляющие собой определенный закрепившийся в эволюции способ «аварийного» разрешения ситуаций: бегство, оцепенение, агрессию. Известно, что и другие ситуативные эмоции, такие как возмущение, гордость, обида, ревность, тоже способны «навязать» человеку определенные поступки, причем даже когда они для него нежелательны. По сути дела, любая сильная эмоциональная реакция, вышедшая из-под контроля сознания и воли, может приобрести аффективную форму.

Различают две формы аффекта: физиологический, или психологический, аффект и аффект патологический.

Психологический аффект, несмотря на необычную форму выражения, – нормальное психическое явление. Его следует отличать от патологического аффекта, который изучается в психиатрии.

Квалификационные признаки аффекта проявляются через его дезорганизующие психику свойства и заключаются в следующем.

1. Дезорганизация моторного аспекта деятельности. В аффективном состоянии в моторную деятельность вклиниваются непроизвольные, органически детерминированные реакции. Действия становятся интенсивными, но однотипными и неточными. Психика как бы стремится «пробить» стрессовые условия, повторяя одни и те же действия. Возникновение подобного рода действий объясняется эволюционно. Однако одни и те же стереотипные действия не могут быть одинаково пригодными для всех ситуаций, поэтому аффективные реакции, сложившиеся в эволюции для разрешения наиболее часто встречающихся затруднений, оправдывают себя лишь в типичных биологических условиях – при прямой угрозе жизни. Именно этим объясняется часто наблюдаемая бессмысленность или даже вредность действий, управляемых аффектом. Под действием аффекта используются резервные силы организма, происходит полная мобилизация всех физических сил, что приводит к проявлению необычных, почти «сверхъестественных» способностей организма. Так, люди под влиянием сильных эмоций способны выламывать металлические иллюминаторы самолетов при авиакатастрофах, преодолевать серьезные препятствия во время землетрясений, поднимать большие тяжести, т. е. совершать действия, которые в нормальном состоянии невозможны. В некоторых случаях потерпевшие под влиянием аффективного состояния способны оказывать сопротивление преступникам, намного превосходящим их по физической силе.

Чрезмерная интенсивность действий, их стереотипность и неуправляемость способны создать картину совершения преступления (убийства или нанесения телесных повреждений) с особой жестокостью. Хаотичный характер множества повреждений, нанесенных жертве человеком, доведенным до аффективного стояния, должен быть дифференцирован от факта реального сознательного насилия.

2. Кратковременный, взрывной характер эмоциональной разрядки. Аффект есть кратковременный процесс: высокая концентрация сил не позволяет этому состоянию длиться долго. Продолжительность его оценивается как промежуток времени от нескольких секунд до нескольких минут. Потом наступает постаффективное истощение нервной системы, которое сопровождается упадком сил, снижением активности, состоянием оглушенности, заторможенностью, сонливостью.

3. Субъективная внезапность. Аффект возникает неожиданно для переживающего его человека. Невозможно предчувствовать или предвидеть его наступление. Он охватывает человека внезапно, помимо его свободной воли и на небольшой промежуток времени. Субъективная внезапность характеризует также неуправляемость этого стремительно развивающегося эмоционального состояния.

4. Специфические изменения сознания. Аффективное состояние выражается в заторможенности сознательной деятельности. В состоянии аффекта человек фактически «теряет голову», нарушаются сознательный контроль, волевая функция. Аффективное действие не намеренно, оно как бы «вырывается» у человека и не регулируется им. Именно поэтому аффект, или сильное душевное волнение, рассматривается как смягчающее вину обстоятельство. Суженность сознания проявляется в концентрации мышления на аффективно окрашенных переживаниях, вследствие чего субъект отслеживает лишь ближайшие цели и принимает неадекватные решения.

Он оказывается как бы оторванным от событий прошлого и планов на будущее, смысл его действий становится сиюминутным, в ущерб собственным интересам и планам. Это приводит к последующему осознанию содеянного, сожалению о содеянном и искреннему раскаянию. Нередко обвиняемый, совершивший убийство, причинивший телесные повреждения в состоянии аффекта, искренне сожалея о случившемся, стремится сам оказать помощь своей жертве, причем эта помощь также зачастую носит сумбурный, неадекватный ситуации и содеянному характер.

5. Снижение эмоционально-волевой регуляции, самоконтроля. Аффект имеет особое уголовное правовое значение в силу того, что радикальным образом нарушает нормальную психическую деятельность, в том числе и волевую регуляцию. Считается, что у человека в состоянии аффекта нет возможности справиться с накопившимся нервно-психическим напряжением. Аффект называют физиологическим, потому что он имеет конкретную основу в деятельности нервной системы и является нормальным, естественным состоянием. На уровне нервных процессов происходит следующее: очаг возбуждения, созданный сильным эмоциональным переживанием, иррадиирует, волна возбуждения «заливает» кору головного мозга. Снижение (или потеря) волевого контроля над собственными действиями является одним из основных квалифицирующих признаков аффекта.

6. Изменения, затрагивающие когнитивные процессы. Состояние аффекта сопровождается изменением внимания и памяти. Внимание сужается, в его сферу попадают лишь немногие объекты, имеющие отношение к непосредственно переживаемым человеком острым чувствам, вся остальная информация психикой игнорируется. Внимание становится плохо переключаемым: человек как бы «застревает» на происходящем событии и не может отвлечься. Изменяется восприятие пространства и времени: человек либо не способен определить временной промежуток, в течение которого он находился в состоянии аффекта, либо воспринимает его как более длительный. Расстояния до объектов также порой оцениваются неверно. Претерпевает изменения и память: как правило, аффект сопровождается частичной амнезией – невозможностью последовательно и в полном объеме восстановить картину произошедшего. Подобные изменения характерны и для фазы постаффективного истощения.

7. Внешне наблюдаемые признаки. Состояние аффекта возникает и длится на фоне радикальной перестройки деятельности всего организма, поэтому оно имеет внешние признаки, проявляющиеся за счет изменений деятельности вегетативной нервной системы. К ним относятся изменения кровяного давления, частоты сердечных сокращений, глубины и частоты дыхания. Изменение режима кровообращения вызывает изменения цвета кожных покровов лица – покраснение или побледнение, изменение дыхания влияет на характер голоса и речи. Речь при аффекте становится отрывистой, с нарушенной артикуляцией, характеризуется частым повторение отрывистых неразборчивых фраз или слогов. На стадии постаффективного истощения она отличается замедленным темпом, вялостью, человек говорит тихо, невнятно. Меняется и мимика: людям в состоянии аффекта свойственно особое выражение лица, так называемая «аффективная маска».

Вероятность развития аффекта для разных людей оценивается неодинаково, т. е. порог аффективного реагирования различен. Развитию аффекта способствует ряд индивидуально-психологических особенностей личности. К ним относятся преобладание процесса возбуждения над торможением (холерический темперамент), эмоциональная неустойчивость, повышенная чувствительность, ранимость, обидчивость, склонность к застреванию на психотравмирующих факторах, высокая, но неустойчивая самооценка.

На появление аффективной реакции влияют также возрастные особенности, общее психофизическое состояние организма человека. Нарушают устойчивость психики к воздействию аффектогенной ситуации усталость, бессонница, посттравматический стресс, болезнь, расстройства психики.

В процессе расследования дел, содержащих убийство или нанесение телесных повреждений в состоянии аффекта, следует, помимо вышеописанного, анализировать следующие составляющие:

• характер аффектогенной ситуации – объективную и субъективную значимость психологической травмы, нанесенной обвиняемому;

• характер действий обвиняемого в момент совершения преступления и после совершения преступления;

• отношение обвиняемого к своим противоправным действиям и наступившим последствиям;

• психофизиологические и индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого;

• психофизическое состояние обвиняемого накануне возникновения аффективной реакции.

Трудности для диагностики составляют аффекты, развившиеся на фоне алкогольного опьянения. Психофизиологический аффект на фоне легкого алкогольного опьянения следует отличать от психопатических выпадов в состоянии сильной алкогольной интоксикации и патологического аффекта, развивающегося на фоне алкогольной интоксикации.

В структуре аффекта выделяют три основные стадии, или фазы:

1) подготовительная – характеризуется нарастанием эмоциональной напряженности. Развитие данной стадии определяется временем существования конфликтных отношений, их продолжительностью, актуальностью для момента в настоящем. Несмотря на возрастание эмоциональной напряженности, первые признаки эмоциональной расторможенности, неврастенической симптоматики иногда проявляются не сразу. В связи с особенностями протекания данной фазы выделяют две формы аффекта: внезапный и накопительный;

2) кульминационная – самая кратковременная стадия. Это собственно аффективный взрыв в виде резких, неупорядоченных, повторяющихся, стереотипизированных действий агрессивного характера. Сопутствующими признаками являются суженность сознания, фрагментарность восприятия, непоследовательность, разорванность мышления – принимаемые решения носят неадекватный ситуации характер. Резко снижаются волевая регуляция действий и самоконтроль, процессы целеобразования, мотивации непоследовательны, сумбурны;

3) фаза постаффективного истощения – на данной, заключительной, стадии наступает угасание аффективного возбуждения, происходит резкий спад, торможение физической активности. Из-за значительной затраты внутренних энергетических ресурсов организма активные формы поведения резко сменяются пассивными. На этой стадии человек ощущает усталость, испытывает апатию, растерянность, его поведение заторможено, он замедленно реагирует на обращения к нему окружающих, может впасть в сонное состояние.

Немаловажным является всесторонний анализ так называемой аффектогенной ситуации, т. е. ситуации, вызвавшей аффективную реакцию. Она обычно носит неожиданный, остроконфликтный, кратковременный характер: сопровождается реальными или словесными угрозами, насилием, оскорблениями в отношении субъекта или его близких. При этом сила воздействия негативных раздражителей определяется в первую очередь субъективным смыслом событий и ситуаций, в которых действует человек.

Неожиданно оказавшись в угрожающей, психотравмирующей обстановке, субъект испытывает острую потребность действовать, однако не может найти адекватные формы поведения. Это противоречие между сильной потребностью действовать и неспособностью быстро выбрать наиболее подходящий способ реагирования служит одной из причин возникновения аффекта. В противном случае аффект просто может не наступить.

В ходе расследования преступлений могут встретиться и несколько иные ситуации, когда аффект возникает не сразу после первого отрицательного воздействия, а при многократных повторениях таких воздействий. В этом случае происходит накопление, аккумуляция переживаний, которые могут в дальнейшем вызвать аффективный взрыв. Именно повторение ситуаций ведет к нарастанию нервного возбуждения. Весьма показательно, что последнее по времени действие потерпевшего может быть и не столь резким и оскорбительным, как показалось бы, но именно оно и вызывает аффект. Проявляется эффект «последней капли», т. е. пусковым сигналом, который приводит к аффективной вспышке, может явиться и относительно слабое воздействие. Подобного рода физиологические аффекты получили название кумулятивных, или накопительных.

Этот вид аффекта вызывает наибольшие трудности при квалификации и нередко становится источником заблуждений при рассмотрении уголовных дел о преступлениях против жизни и здоровья граждан. При этом эффект «последней капли» в значительной степени недооценивается работниками правоохранительных органов, ошибочно полагающими, что человек, систематически подвергавшийся оскорблениям, в какой-то мере должен был к ним привыкнуть, тем более что последнее унижение его достоинства по своему характеру выглядело, возможно, даже менее тяжким по сравнению со всем тем, что он уже перенес. В подобных случаях игнорируется тот факт, что любой психически нормальный человек с развитой личностью не способен привыкнуть к оскорблениям и побоям, он может лишь до поры до времени терпеть их.

Не замечая этой особой динамики развития аффективного напряжения накопительного характера, органы правосудия иной раз приводят признаки развития у подсудимого кумулятивного аффекта в качестве подтверждения отсутствия признака внезапности возникновения аффективной реакции.

С принятием УК РФ проблема квалификации убийства, причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенного в состоянии кумулятивного аффекта, получает более определенное разрешение. В новый уголовный закон введен дополнительный квалифицирующий признак, которого не было в ст. 104 и 110 УК РСФСР, а именно: «длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего» (ст. 107, 113 УК РФ).

Аффективное поведение человека предстает как целостное психическое явление, своеобразный симптомокомплекс поведенческих и вегетосоматических признаков, дополняемых субъективными переживаниями, частичными изменениями сознания, восприятия и памяти. Совокупность всех этих объективных, внешне наблюдаемых признаков и субъективно переживаемых ощущений позволяет с достаточной надежностью распознавать действительный физиологический аффект и отличать его от симулятивного поведения. Знание диагностических признаков аффекта помогает следователю и суду путем допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемого, подсудимого собрать необходимую информацию для установления с помощью судебно-психологической экспертизы состояния аффекта.

Источник: http://www.redov.ru/psihologija/yuridicheskaja_psihologija_konspekt_lekcii/p7.php